Ночь сломана и гонит сон
Усердный ум, бесчинствующий в теле.
Забито насмерть, тело на пределе,
Застыл в нём крик, в нём замер стон.

А завтра утро острое, как бритва
А завтра день, мешком на голове…
Каракули на длинном рукаве
И чепухи, и черной чуши битва.

И никогда не вырваться… вовек…
Блаженный морок утекает в лету…
И снова что-то прорастает где-то…
Но это «что-то» вновь закроет снег.

Он будет гнил и черен, как земля —
Здесь в черном больше правды, чем в том белом
Но и у правды есть свои пределы
Переступить, которые нельзя.

Воронка жизни, времени очаг –
Одно в одном – рожденье и забвенье.
В них есть и я, моё определенье…

Закончить бы , а всё хочу начать…

То поиск крыльев, истина лишь в них.
В полете бабочки, проснувшейся однажды.
Но и взлетевший засыпает дважды,
Как вдруг замрет и этот странный стих.

Как замирает взгляд перед чертой,
Не пролетев границы горней камня…
Мир равнодушно сохраняет тайны,
Закрыв от нас незримою стеной.

Но если бы минутою взлететь!
Простить себе, что жизнь – есть поиск хлеба!
Услышать землю и увидеть небо —
И ночи серебро, и утра медь.

Простить себе – во мне моя вина
Живет уже не первое столетье,
Рождаются в ней чувства – мои дети –
А в них я и земна, и неземна.

Простит ли Бог, как я себе прощу…
Ведь у меня пути другого нет и…
Я – есть земля, во мне её заветы
Я путь по ним свой скоро завершу…
———
Но  вот и день восходит в жизнь опять.
Он пробуждает новые надежды
И все идет по кругу, как и прежде
Чего мы можем в том пути не знать?!

Но всё-же… посмотри, здесь есть порог…
Так не спеши вперед незримой воли…
Она источник веры, силы, боли,
Она и жажды, и воды исток…

И крылья ждут, как светел новый день.
Как зелен лист, как крепок стебель лилий…
Здесь столько новых пробудилось линий,
Пронзивших новой жизни светотень.

Поделитесь с друзьями: