Что  позволено быку

«Скрещенье рук, скрещенье ног

Судьбы скрещенье»

Б. Пастернак.

Зачем мне, тезка, ваш пинок, ведь я и сам мог:

«Скрещенье рук, скрещенье ног», самцов и самок.

 

Не фимиамом подымив, но коноплею,

не песню вытяну, но миф стяну петлею.

 

Хмельной муравушке –  игнор и психотропу.

Диктуй мне муза: «Агенор родил Европу».

 

Пласты былинные порой: скулит дите так,

когда привидятся порой бои двух теток:

 

удар то в челюсть, то под глаз, а гул, как в деку.

Та, что не Азией звалась, растила дегу.

 

Ей пела: «баюшки-баю», сравнивши с мышью,

грозилась – «бабочку сошью и белку вышью».

 

А у другой – звериный рык. С рассудком споря,

проснулась девушка и прыг на берег моря.

 

Зовет подружек торопыг, звенит инязом,

пока по морю чешет бык, пасется брасом.

 

Хвост набекрень, рога в дугу – парнокопытчат.

На изумрудном берегу прилег, не бычит.

 

То «ми-ми-ми», то «бу-га-га» – кричит Европа.

И блещут золотом рога, копыта, попа.

 

Бык стал на девушку падуч: невесту, мол, в ней –

мычит  –  я вижу, гонит туч гряду и молний.

 

С ней на спине рогатый Зевс вскочил, как коник

и упилил, как Майкл Фелпс – олимпионик

 

Простором гладким, словно корт – бык-женолюбец,

а Посейдон раздел эскорт, воздел трезубец.

 

Из валунов построил мол, наставил сеток,

а бык мычал: — Европа, мол, роди мне деток.

 

Зевс многих так перебодал под сенью, в сини:

Деметре секс перепадал и Мнемозине.

 

Но греки, в кучу все «шу-шу» о, не месите!

Я сам без тезки напишу о Немесиде.

Поделитесь с друзьями: