НА НОСТАЛЬГИЧЕСКОЙ ВОЛНЕ
В «ЖЕЛЕЗКУ», НА ТАНЦЫ!

Старый железнодорожный клуб… Как много воспоминаний связано у жителей нашего города старшего поколения с этим деревянным строением, когда-то располагавшимся на привокзальной площади Петушков!
Построен он был ещё в конце 20-х, начале 30-х годов двадцатого века железнодорожниками, и носил название «Клуб имени 9 января». А мы называли его просто «Железка». И что-то в нём было особенное, что притягивало, покоряло своей неповторимой энергетикой. То ли это скрипучие ступеньки парадного входа, то ли пристроенная с улицы деревянная лестница, ведущая в каморку кинооператора, то ли огромные оконные рамы библиотеки, украшавшие фасад здания. А, может, тёмные тяжёлые шторы у дверей в зрительный зал? Пройдя за них, мы попадали в таинство кинопросмотра, а выходили — в будничный мир с его житейскими атрибутами. И этот переход из тёмного зала, где только что плакали, смеялись и сострадали киногероям, в обыденность пыльного асфальта и мусорного ведра для использованных билетов, был своего рода порталом: за шторы — и в другой мир.
А балкон! Единственный клуб нашего города с балконом в зрительном зале! Я мысленно освобождала помещение от кресел и наполняла его вальсирующими под музыку парами. А на балконе размещала оркестр. Настоящий, управляемый дирижёром.
Даже фильмы-сказки в этом клубе казались сказочнее, новогодние утренники — волшебнее, а танцевальные вечера отправляли нас во времена Тоськи Кислицыной. Поэтому, выбирая из трёх городских клубов, мы с подружками отдавали предпочтение «Железке».
В конце 60-х годов прошлого века возле деревянного клуба проходили основные массовые гуляния, ярмарки. Я была совсем ребёнком, но хорошо это помню, и не только по фотографиям родителей, что запечатлели себя с друзьями на фоне клуба. Помню бабушку в нарядном пальто, дедушку, крепко держащего меня за руку, толпу весёлых ряженых с гармошкой, среди них — ярко накрашенных женщин с кокошниками на головах и в цветастых платках по плечам. Ах, как давно это было…
Уже спустя десяток лет всё изменилось, и праздничные гуляния перебазировались с привокзальной площади на новую — центральную, городскую.
Притих разбитый рядом с танцплощадкой небольшой парк, клумба перед памятником вождю народов стала зарастать травой, загрустили спрятанные в тени деревьев скамейки. И старая, сгорбленная ива у доски с афишами начала поскрипывать, вспоминая молодость. В дни, когда не было ни кинопросмотров, ни танцев, старый клуб отдыхал…
Ах, эти летние танцевальные вечера конца 70-х! Они проходили шесть дней в неделю и были разделены между тремя клубами города — по два. «Железке» достались четверг и пятница.
Мои пятнадцать-шестнадцать лет! На электричке мы возвращались с подружкой домой из техникума. Вечерние лабораторные занятия смешали нам планы, но не изменили их. Пропустить танцевальный вечер в «Железке»? Да ни за что! Еще накануне мы договорились — пойдём «с корабля на бал», то есть как приедем – сразу на танцы. И настолько сильно было наше желание, что подружка умудрилась явиться на занятия в бигуди, надеясь скрыть их под белой лабораторной косынкой.
Уже на подъезде к платформе железнодорожного вокзала в окна вагона врывалась музыка и переносила нас в долгожданную атмосферу праздника. Тёплые майские вечера… Танцплощадка… Где то здесь, в толпе, блуждала наша любовь. Ещё не встреченная, но такая желанная. Она была рядом, мы это знали, и оттого сердце трепетало бабочкой, дух захватывало от волнения, а глаза искали среди силуэтов собравшихся тот единственный, при виде которого в душе загорается свет.
«А вокруг такая тишина, что вовек не снилась нам…» — доносились голоса солистов ансамбля. У каждого клуба в Петушках был свой музыкальный коллектив. Незамысловатые слова их песен летними вечерами бередили души молодёжи и не давали уснуть жителям соседних с клубом домов.
Нашим родителям было не по карману оплачивать шесть раз в неделю «танцульки» детей. Мы хитрили, придумывали варианты бесплатного проникновения на танцплощадку, даже с помощью специально купленного печатного штампа, подделывали контрамарки. И всё это ради желания пусть хоть после перерыва, но оказаться там, за ограждением, среди танцующих.
Светлые были времена — наша молодость.
***
Тяжелые 90-е наложили свой отпечаток и на существование клуба. Безденежье и бесхозность привели строение к разрухе. Клуб простоял «инвалидом», в полуразрушенном состоянии, несколько лет и, наконец, был снесён вместе с окончательно загаженным местом, где когда-то был парк. Сейчас на их месте, в объятиях асфальта, возвышается коробка торгового центра, обвешанная яркими рекламными вывесками. Всё в духе современности и с полным отсутствием духовности.
И только в памяти моих сверстников ещё хранятся воспоминания о тихом, уютном, волнующем сердца месте с названием «Клуб имени 9 января» — нашей любимой «Железке».
Светлана ТЮРЯЕВА,
г. Петушки.