И плешивая глава откатилась на столетия

Не оставив остывающего милого лубка.

В каждом шаге – парафраз и дела, что междометия,

Если вглядываться в плотность евразийского клубка.

Разделили череп. Краска сохнет быстро и нелепо.

Сохранять через мгновенья изменения в edit!

Испражнение как воздух – ощущаемо, но слепо

Ясность тёмного в контексте незаметно победит.

 

Шёл последний луч эпохи, длинный до сверхбезобразья

Ан-нотацией тараня и тирана, и перрон

Где любовь. Сомкнулись фразы,

в масках сёстры, те же – «бразья»,

Антология прогоркло зацвела со всех сторон.

::::::

Я на полу раскладываю чистый разум

Топчу его до мелкого наитья

И объясняюсь с небом облегченно

Ко мне приходят гостьи с оправданьем

Приносят свои жареные мысли

И жалуют любовные утехи

Под утро — окровавленные пальцы

Гноятся необузданные страсти

И лопаются персики от строчек

Я набиваю трубку чёрным смехом

Выкуриваю очень аккуратно

И продолжаю свой вселенский завтрак

До двух валяясь в зоне наслажденья

Настраиваюсь на полёты в вечность

И пользуюсь сготовленными снами

Как только цвет меняется на хаос

Беру в охапку виденье потока

И ни к чему напутствия и слёзы

Я раздвигаюсь словно горизонты

Почкуюсь в неоконченные звуки

И на скрижалях сердца рву верёвки

Довольно агрессивно собираю

Причудливые формы разных криков

И по овациям скольжу от мастурбаций

:::::::

Московский якут с золотыми зубами и с водкой

Вынул из головы у меня маргинальное тело,

Кинул мне в руки! Однако, участьем согрело

Не то, что в руках, а о том, что в руках не созрело!

После, сквозь мир своею киргЫзской походкой

Сгинул. И стал отдалённо напоминаем

Канувшим в Лету… Но взгляд мой недоумеваем

Укором: мог бы со мной поделиться рублёвою соткой!..