японская бамбуковая флейта сякухати, звук дзэн или полет в вечность https://www.youtube.com/watch?time_continue=33&v=ICmlV5FUsXQ

Слушая японскую сякухати, невольно обращаюсь и к армянскому дудуку, казалось бы… разные народы, территориально живущие на значительном расстоянии друг от друга… Но чем так неожиданно связал их звук?
Когда-то в детстве я слушала звезды и слышала их голоса похожие на птичий щебет. И еще странный и неясный гул, который монотонно и равномерно звучал с высоты. С возрастом я все больше понимаю, что это не было моей иллюзией. Таков объем детской души, она не знает границ, у нее нет предела. Что ограничивает нас со временем, вопрос чисто риторический.
Когда, уже будучи взрослой я услышала ДАМ ДУДУК (для справки тем, кто не знает, что это такое см. статью «Дудук» в Википедии.), то мне стало понятно, что первый создавший этот подголосок к солирующему дудуку, тоже слышал «небо».
Возможно, что для него это был голос гор, а я жила на равнине и для меня это было небо.
Но мы говорили о сярухати и о связи, которая и не должна быть, но есть.
Связь эта — наша бесконечная и безмерная душа, которая, однажды услышав голос неба, сохраняет его и переносит дыханием в бесконечное пространство звука, либо в попытку преодолеть это пространство. Мы ищем, зовем то, что потеряли когда-то давно, с чем расстались, даже не поняв, что это было, но ощутив его великое притяжение

( из переклички с Т.Райз «Мы обе не туда вернулись из непроснувшегося сна.»)

как плавно падает лист клена…

на ветра трепетной руке

парит пятном красно-зеленым…

мой город спит … тумана полоз

сполз с туч на дальние огни…

я слушаю пространства голос —

в нем нечто странное звенит.

И этот звук и льнет, и льстится

к ушам моим — зовет, зовет…

Над поседевшею столицей

мурчит, как ведьмин черный кот.

Я с детства слышу эти песни…

В них космос прячется и рой

летящих ос и млечных слепней

нас зазывают за собой.

И только ночью

кружат, кружат….

И только ночью,

в тишине,

они влетают в уха лузу,

пробив отверстие в окне…