Das XVII. Sonett

Zu unterst der Alte, verworrn,
all der Erbauten
Wurzel, verborgener Born,
den sie nie schauten.

Sturmhelm und Jägerhorn,
Spruch von Ergrauten,
Männer im Bruderzorn,
Frauen wie Lauten…

Drängender Zweig an Zweig,
nirgends ein freier…. Einer!
O steig… o steig…

Aber sie brechen noch.
Dieser erst oben doch
biegt sich zur Leier.

 

XYII

Там — у истоков, в глуши

рощ, в их кромешной

почве, где корни свежи

поросли вешней —

 

шлемы у древней межи,

горн безутешный,

жены как лютни, мужи

в гневе нездешнем.

 

Насмерть деревья сошлись

в страшной давильне…

Сильный! тянись же… тянись…

 

Вечная веток борьба.

Выгнуться лирой — судьба

самой обильной.