Где-то там за ночной пеленой
Пробиваются светом зарницы.
Оживает заря над Москвой,
Оживает с зарею столица.

Тарабанит гулящий трамвай
До рогожной Рогожской заставы,
Простучав по камням невзначай
Всем горячим спросонья составом.

Сколько окон, уснувших вокруг,
Сколько светятся светом усталым.
Март пришел, и не враг, и не друг,
Просто март равнодушный и талый.

Просто март… Долгожданный святой,
Разорвавший оковы морозов…
Он принес мало солнца с собой,
Но немного подвявшей мимозы.

Небогат, только ждали его,
С октября пробиваясь до света.
И дождались всего ничего —
Раскрутилась на лето планета.

И до вербного руку тяни,
Там целуй свои ясные солнца!
Слушай счастье! Оно уж звенит,
Год пронзая собою до донца!

Предвкушая, как девка любовь,
Оживешь до июля, восстанешь…
Встанет радуги яркая бровь,
Дождь взобьет свою бурю в стакане.

Лето, лето! Ты сахар и мёд!
Ты обманка московского края…
Мало мёда,.. Один только лёд…
С октября до какого-то мая…
——-
Где-то там… за ночной пеленой…